Главная » Статьи » Многоуровневая система подготовки кадров в области исламского образования: история и современность

Многоуровневая система подготовки кадров в области исламского образования: история и современность

Пройдя несколько этапов своего развития, исламское образование в России к началу ХХ века сложилось в стройную систему. Практически в каждом населенном пункте, где проживали мусульмане, существовала школа обучения грамоте и вероучению – мактабы,  которые открывались по инициативе самого мусульманского населения – содержались за их счет и находились в ведении мусульманских общин.

На этом уровне существовало всеобщее обучение: независимо от пола и сословного происхождения обучаемого. Девочек обучали отдельно от мальчиков. Раздельное обучение требовало больше помещений, поэтому девочек с малолетства обучали в семье, далее они учились в доме муллы, у его жены, которую величали остабике, или абыстай.  Имам обязан был жениться на девушке с хорошим образованием. Просветитель Ю. Акчура отмечает, что ни у арабов, ни у турок не было такого социального слоя, состоящего из жен священнослужителей, которые обучали грамоте девочек из простого народа. Он приводит факт, что несколько таких татарских «остабике» являются учительницами дочерей турецких генералов и вельмож в священной Медине (Сауд. Аравия)[1].

В «Сборнике документов и статей по вопросу об образовании инородцев» издания 1869 г., директор Таврических училищ Е.Л. Марков, докладывая об образовании крымских татар, свидетельствует об обучении девочек не только на дому, но и в мактабах: «Во многих местах девочки так же посещают мактабы и в этом обстоятельстве нельзя не видеть некоторые свободы татарского взгляда». Сравнивая русскую и мусульманскую школу, он отмечает и другие нововведения той эпохи: «Что еще важнее и поучительнее для нас, татары, допускают женщину в учительницы народных школ, против чего у нас еще теперь восстают как против вредного нововведения»[2]

Получив начальное образование, ученик мог продолжить учебу в медресе. По количеству их было меньше, чем мактабов, медресе считались школой высшего типа и  открывались в городах и в тех деревнях, где были богатые люди, способные содержать медресе, а также мударрис (учитель) с хорошим образованием, способный организовать учебное заведение такого типа.

Существовала и своя логичная система подготовки кадров. После изучения определенного учебного курса учитель (мударрис, мугаллим, шейх) в устной или письменной форме передавал своему наиболее способному ученику право преподавать определенную книгу и распространять её. Такое освидетельствование в исламе называется иджаза. Передача знаний таким путем является одной из форм наставничества. Шакирд, ставший теперь хальфа, под руководством своего наставника начинал преподавать.

Таким образом, ислам, его сложившаяся и сформировавшаяся система конфессионального образования и статус мусульманского священнослужителя, который мог быть духовным лидером, проповедником и педагогом в одном лице, сохранили традиции, устойчивую автономию духовной жизни, родной язык.

Далее происходило множество изменений в общественно-политической, экономической жизни страны, которые не могли сказаться и в образовательной сфере. В результате деятельности просветителей – джадидистов мусульманские образовательные учреждения стали преобразовываться на новых прогрессивных началах. Именно в этот период мусульманское сообщество России начинает выходить на европейский уровень образованности и культуры. К первой четверти ХХ века сформировалась сеть исламских учебных заведений национального типа с обязательным преподаванием вероучения.

По мере становления новой системы образования происходит формирование научной мысли в этом процессе: «возникают и находят отклик в сфере подготовки учителей, врачей и других специалистов педагогические взгляды Коменского, Песталоцци, Бецкого, Янковича, Герберта, Дистервега, Белинского, Пирогова, Чернышевского, Добролюбова, Толстого, Ушинского, Лесгафта, Акмуллы, Уметбаева и многих других»[3]. Педагогические идеи известных ученых развивались применительно к национальной педагогике. Начинает издаваться научная, научно-педагогическая, учебно-методическая литература[4].

К концу ХIХ – началу ХХ века сложилась система подготовки кадров с точным определением целей, задач, содержания, форм и методов с отражением в программах, учебных планах, учебниках. Исследователь Т.М. Аминов выявляет восемь направлений профессионального образования, получивших свое развитие к этому этапу: «религиозное, педагогическое, медицинское, коммерческое, юридическое, ремесленное, сельскохозяйственное и др. ее разновидности. Причем, каждая отрасль была представлена множеством типов, что отличало дореволюционную систему образования от советской[5]».

Например, только в подготовке педагогов сформировалось несколько типов профессиональных учебных заведений: учительские институты (даррульмугаллима), женская и мужская учительские школы, учительские курсы, русско-инородческая учительская школа, татарские отделения при гимназиях, существовал также педагогический экстернат (об этом свидетельствуют Валидов Дж., Ганкевич В.Ю., материалы журнала «Мир ислама»). [6]

В медресе осуществлялось обучение разноуровневое: три года –начальное обучение (ибтидаия), четыре года – среднее обучение (рушдия), еще четыре года – подготовительные к высшему (игдадия) и три года – высшее  (галия). Окончившие разряд «игдадия» получали свидетельство и звание учителя средней школы.

Кроме религиозного и педагогического образования, происходит становление  системы подготовки для сельскохозяйственной, ремесленной отраслей, других направлений и форм негуманитарного образования (такие образовательные учреждения назывались реальными училищами). Необходимо отметить, классическое гуманитарное образование повсеместно среди мусульман считалось престижным, чем, например, обучение своих детей коммерции, ремёслам. Считалось, что коммерческое мастерство или всякое другое ремесло передаются в житейской практике, этому обучаться не нужно. Существовала еще одна причина непопулярности такого образования: для получения права на торговлю, или занятий каким-либо ремеслом не требовалась степень образования. А для получения места имама или же мударриса соответствующий уровень образования был обязательным. Муфтий же должен был быть непременно мударрисом.

Изменения, происходящие в многоуровневой системе мусульманского образования, являются следствием включения в происходящие в России и во всем мире процессы развития образования. Можно отметить синхронность многих событий и процессов в мусульманской и православной, светской образовательных системах. Реформа конфессиональной школы велась с учетом новейших достижений мировой цивилизации, но оберегая и наращивая при этом лучшие собственные традиции, сложившиеся в течение веков и связанные с восточными традициями. Если бы было суждено развиваться, в дальнейшем эти школы становились бы научной школой исламоведения – в сущности, они уже достигли признания во многом. Например, Постановлениями ЦК ВКП (б) и Совета Народных Комиссаров от 10.02. 1948 г. ставится вопрос «о признании прав и уровня образования выпускников медресе «Мухаммадия», «Касыймия» (Казань), «Галия», «Госмания» (Уфа), «Буби» (Иж-Буби), «Хусаиния» (Оренбург), «Расулия» (Троицк) и их полномочия приравниваются к педагогическим училищам»[7] Выпускники таких медресе могли продолжить обучение в вузе любого профиля, не только в России, но и за рубежом; могли работать в любой точке России. Однако времени для дальнейшего прогресса не хватало.

Новое возрождение исламской системы образования после длительного перерыва начинается с конца 80-х гг. XX в.

Традиции и уровень исламского образования, который был на рубеже XIX-XX вв., утрачен после длительного перерыва. Восстановление профессионального исламского образования в России началось практически с нуля. С одной стороны, это имело свое преимущество: была возможность  организовать религиозное образование на современный лад, не переделывая отжившие формы. Постепенно приходили к осознанию целей и задач – каким именно должен быть выпускник. Основную роль в этом сыграл Государственный стандарт Теология. В процессе практической работы сталкивались с проблемами, которые сводились к:

— отсутствию подготовленных преподавателей по религиозным дисциплинам;

—         недостаточности правовой, организационной и методической базы для развития профессионального исламского образования;

—          отсутствию учебников и учебных пособий, пригодных в условиях российской действительности;

—         слабой информированности российских граждан о целях и перспективах развития исламских образовательных учреждений;

—         отсутствию институтов финансирования.

Система образования религиозной направленности в настоящее время не может существовать вне опыта светской школы. Во-первых, это общая система: профессиональное религиозное образование базируется на школьных знаниях обучающихся; во-вторых, включенность в систему современных требований дает равные права выпускникам, а также  возможность продолжить свое обучение в других вузах.

Исходя из необходимости подготовки специалистов на основе единых квалификационных требований, исламское религиозное образование ориентируется на многоуровневую светскую систему образования, включающую бакалавриат, магистратуру, аспирантуру.

Система исламского образования имеет следующую структуру:

Структура системы исламского образования

Такая связь в российской образовательной сфере выработалась давно, Университетская система путем непрерывного обучения и воспитания осуществляла целостный образовательный процесс. В негосударственной системе исламского образования университетские центры в нескольких регионах России – в Москве, Нижнем Новгороде, Казани, Уфе, на Кавказе –осуществляют управление, планирование, научно-методическое обеспечение и контроль за образовательной деятельностью. Высший тип учебного заведения помогает в организации учебного процесса структурам, осуществляющим более низкую ступень образовательного процесса, осуществляет методическое руководство образованием. Объем и содержание знаний в первую очередь устанавливается для высшего профессионального уровня, представляя собой наиболее систематизированную форму, затем  знания последовательно адаптируются  к более низким ступеням обучения; содержание знаний определяется соответственно каждому из уровней с учетом возрастных особенностей.

Продолжается разработка правовой, организационной и методической системы развития исламского профессионального образования. Крайне важным является вопрос подготовки квалифицированных преподавателей дисциплин профессионального цикла и подготовка учебников, учебных пособий применительно к конкретным образовательным программам.

Концептуальные позиции развития профессионального исламского образования таковы: формирование целостного представления и освоения элементов исламского вероучения и мусульманской культуры; взаимосвязь религиозного и светского компонентов в содержании образования; интеграция ценностей мусульманской культуры в общероссийскую культуру и цивилизацию; следование в организации образовательного процесса принципам толерантности, диалога культур; взаимодействие со светскими государственными вузами; введение новых технологий обучения, способствующих повышению качества профессионального религиозного образования.


[1] Цит. по: Мухаметшин Р.М. Ислам в общественной и политической жизни татар и Татарстана в XX веке.. – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. С.95.

[2] Марков Е.Л. Материалы по вопросу об образовании крымских татар, извлеченные из дел Таврической дирекции училищ и других местных источников, директором Таврических училищ Марковым // Сб. документов и статей по вопросу об образовании инородцев. – СП: Типография товарищества «Общественная польза», 1869. С. 108.

[3] Аминов Т.М. Дореволюционная Уфа как центр профессионального образования. – Уфа, 2004. С. 20

[4] Аминов Т.М. Указанная работа. С. 20

[5]  Аминов Т.М. Указанная работа. С. 20

[6] См.: Валидов Дж. Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.). – Фрагменты книги. – Москва-Петроград, 1923 // Казань, 1992, № 6. См. также: По вопросу о способах образования крымских татар // Сб. документов и статей по вопросу об образовании инородцев. – СПб: Типография товарищества «Общественная польза», 1869. – 522 с.

[7] См. об этом:: Юлдашбаев Б.Х. История формирования башкирской нации  (дооктябрский период).- Уфа: Башк. Кн. Изд-во, 1972. С. 250. 


Оставить комментарий